Пересказ описания Шенграбенского сражения в романе «Война и мир»

Шестидесятые годы – время работы Л. Н. Толстого над романом «Война и мир». В эпопее автор, по его словам, «любил мысль народную вследствие войны двенадцатого года». «Я старался, — говорил он, — писать историю народа». Показав решающую роль народа в исторических событиях общенационального значения, Толстой создал особый жанр романа, грандиозную по охвату жизни и масштабам повествования реалистическую эпопею.

В центре романа «Война и мир» находится изображение Отечественной войны 1812 года, но особенности русской армии, как и характер войны, проявляются еще в предшествующих войнах с Наполеоном. В романе дано изображение двух войн: за границей в 1805 -1807 годах и в России – в 1812 году. Изображая войну 1805 года при Шенграбене, Толстой рисует различные картины военных действий и разнообразные типы ее участников. Мы видим героический переход отряда Багратиона к деревне Шенграбен, Шенграбенское сражение, мужество и героизм русских солдат и скверную работу интендантства, честных и мужественных командиров и карьеристов, использующих войну в личных целях. Типичен для штабных офицеров Жерков, который в разгар боя был послан Багратионом с важным поручением к генералу левого фланга.

«Жерков бойко, не отнимая руки от фуражки, тронул лошадь и поскакал. Но едва только он отъехал от Багратиона, силы изменили ему. На него нашел непреодолимый страх, и он не мог ехать туда, где было опасно. Подъехав к войскам левого фланга, он поехал не вперед, где была стрельба, а стал отыскивать генерала и начальников там, где их не могло быть, и потому не передал приказания».

Приказание было – немедленно отступать. Из-за того что Жерков не нашел генерала, французы отрезали русских гусар, многие были убиты и ранен товарищ Жеркова Ростов.

Как всегда дерзок и храбр Долохов. Долохов «в упор убил одного француза и первый взял за воротник сдавшегося офицера». Но после этого он подойдет к полковому командиру и скажет: «Я остановил роту… Вся рота может свидетельствовать. Прошу запомнить…» Везде, всегда он помнит прежде всего о себе, только о себе; все, что делает, делает для себя. Здесь, в бою, мы встречаем и двух полковых командиров. Оба они, профессиональные военные, ведут себя в бою весьма недостойно: «…Оба начальника были заняты переговорами, которые имели целью оскорбить друг друга. Полки же, как кавалерийский, так и пехотный, были весьма мало приготовлены к предстоящему делу».

Они не трусливы эти люди, нет. Но они не могут забыть во имя общего блага себя, свое самолюбие, свою карьеру, свои личные интересы, сколько бы громких слов они ни говорили о чести полка и как бы ни показывали свою заботу о полке.

Но, наряду с людьми типа Жеркова, Толстой показывает и настоящих героев, прекрасных в своей простоте, скромности, находчивости в минуту опасности, стойких и твердых в исполнении своего воинского долга. Рисуя Шенграбенское сражение, Толстой с особой симпатией показывает командира Тимохина, рота которого «одна удержалась в порядке» и, вдохновленная примером своего командира, неожиданно атаковав французов, отбросила их, дав возможность восстановить порядок в соседних батальонах.

А вот другой незаметный герой- капитан Тушин. Это «небольшой, сутуловатый человек». В его фигуре «было что-то особенное, совершенно не военное, несколько комическое, но чрезвычайно привлекательное». У него «большие, умные и добрые глаза». Тушин – это простой и скромный человек, живущий одной жизнью с солдатами. Во время сражения он не знает ни малейшего страха, весело и оживленно командует, в решительные моменты советуясь с фельдфебелем Захарченко, к которому он относится с большим уважением. С горсткой солдат, таких же героев, как и их командир, Тушин с удивительным мужеством и героизмом выполняет свое дело, несмотря на то что прикрытие, стоявшее подле его батареи, ушло по чьему-то приказанию в середине дела. И его «батарея…не была взята французами только потому, что неприятель не мог предполагать дерзости стрельбы четырех никем не защищенных пушек». Только получив приказ отступать, Тушин оставил позицию, увозя два уцелевших в бою орудия.

Итак, изображая военные события, Толстой не только представляет широкие батальные картины Шенграбенского, Аустерлицкого и Бородинского сражений, но и показывает психологию отдельной человеческой личности, вовлеченной в поток военных действий. Командующие армиями, генералы, штабное начальство, строевые офицеры и солдатская масса, партизаны – все эти разнообразные участники войны, носители самой разной психологии показаны Толстым с поразительным мастерством в самых разнообразных условиях их боевой и «мирной» жизни. При этом писатель, сам бывший участник обороны Севастополя, стремится показать настоящую войну, без всяких прикрас, «в крови, в страданиях, в смерти», с глубокой и трезвой правдой рисуя и прекрасные качества народного духа, чуждого показной храбрости, мелочности, тщеславия, и, с другой стороны, наличие всех этих черт у большинства офицеров – дворян.

Одним из ключевых моментов войны 1805 года, описываемой Л. Н. Толстым в романе «Война и мир», было Шенграбенское сражение. Чтобы спасти свою армию от разгрома, Кутузов послал небольшой авангард генерала Багратиона для задержания французов. Разутые, голодные солдаты, измученные длительным ночным переходом по горам, должны были остановить армию неприятеля, в восемь раз сильнейшего. Это дало бы время основным нашим силам занять более выгодную позицию.

Объезжая войска перед сражением, прибывший в распоряжение Багратиона князь Андрей с недоумением отмечал, что чем ближе к неприятелю, тем организованнее и веселее становился вид войск. Солдаты занимались своими будничными делами так спокойно, будто все это происходило не на глазах у врага и не перед сражением, где половина из них будет убита.

Но вот французы открыли огонь, битва началась, причем все происходило совсем не так, как представлялось князю Андрею, как преподавалось и говорилось в теории. Солдаты сбиты в кучу, но тем не менее отбивают атаку за атакой. Французы подходят все ближе, готовится очередная атака. И в этот решающий момент Багратион лично ведет солдат в бой и сдерживает неприятеля.

Наблюдая за действиями Багратиона во время сражения, Болконский замечал, что генерал почти не отдавал приказов, но делал вид, что все происходит «согласно с его намерениями». Благодаря выдержке Багратиона его присутствие чрезвычайно много давало и командирам, и солдатам: при нем они становились спокойнее и веселее, щеголяли своей храбростью.

Не умаляя значения Багратиона в исходе Шенграбенского сражения, Толстой показывает, что основную роль в этом бою все же сыграли простые и незаметные воины, такие как ротный командир Тимохин. Не численное превосходство, не стратегические планы мудрых полководцев, а воодушевление и бесстрашие ротного, увлекшего за собой солдат, повлияло на ход сражения. Тимохин с такой отчаянной решимостью, с одной шпажкой, бросился на неприятеля, что французы в испуге побросали оружие и побежали.

В этом сражении отличился разжалованный в солдаты Долохов. Он убил одного француза, взял в плен сдавшегося офицера и, получив ранение, остался в строю. Но после этого он докладывает полковому командиру о своих заслугах, просит запомнить их. Это характерно для Долохова-он прежде всего думает о себе. Даже геройский поступок он совершает, движимый корыстными побуждениями.

Другой истинный герой Шенграбенского сражения – артиллерийский капитан Тушин. Толстой с нескрываемой симпатией рисует его портрет. Маленький, застенчивый, с большими умными и добрыми глазами, с высоким голосом, поразившим князя Андрея своей задушевностью, человек этот производил впечатление совершенно не военное и даже несколько комическое. Но именно этот маленький скромный капитан со своими артиллеристами решает исход Шенграбенского сражения.

Действуя по собственной инициативе, Тушин поджег деревню Шенгра-бен, где были сосредоточены большие массы неприятеля. Это остановило движение французов, которые вынуждены были тушить пожар, быстро разносимый ветром, что давало время для отступления нашим войскам. В ответ на действия Тушина неприятель выставил против его батареи десять орудий. Но батарея продолжала стрелять, хотя осталась без прикрытия, которое ушло по чьему-то приказанию в середине боя. Французы предполагали, что именно здесь были сосредоточены главные силы русских. Они и представить себе не могли «дерзость стрельбы четырех никем не защищенных пушек».

Но вот сражение окончено. Начальники частей со своими адъютантами и штаб-офицеры собрались у Багратиона разбирать подробности боя. Все приписывают себе небывалые подвиги, подчеркивают свою роль в сражении, при этом более других бахвалятся самые трусливые. Вызванный же «на ковер», Тушин получает от Багратиона выговор за то, что оставил на поле боя орудия, хотя мог бы их взять, используя прикрытие. Тушин не оправдывается тем, что никакого прикрытия не было, боясь этим подвести другого командира. И лишь Болконский возражает Багратиону, высказывая свое мнение, что успехом дня наша армия «более всего обязана действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой».

Описывая в романе капитана Тушина, ротного командира Тимохина и других рядовых воинов, Толстой показывает, что от воли и усилий таких вот простых, обыкновенных, бескорыстных людей, а не от самодовольных и тщеславных начальников, мечтающих лишь о наградах и карьере, во многом зависит исход исторических событий.